Инвестор из Германии будет судиться с Уссом и Лапшиным за коррупцию и убытки, причиненные властью его инвестпроекту

В распоряжении редакции имеются копии многочисленных документов, присланных Виталием Хёпфнером, генеральным директором компании Vitmar GmbH.

Немецкий бизнесмен в 2016 г. создал инвестиционный проект по переработке древесных отходов на территории Канска – там местные предприятия заваливают отходами лесопиления окрестности города. Более десятка земельных участков завалены опилками, щепой, некондиционными досками. Эти свалки периодически сжигают, чтобы освобождать место под новые отходы. Предложение инвестора за свой счет построить крупное предприятие Канский биоэнергетический комплекс, создать рабочие места, дать бюджету налоги, нашему региону, а также Европе — готовую продукцию – гранулы, пеллеты (120000 тонн в год), а главное, избавить город от свалок и вообще экологической проблемы утилизации и переработки древесных отходов… все это должно было воодушевить местную и региональную власть, дать зеленый свет инвестору, проявившему интерес к сибирской глубинке. Заявляется же, что ради таких инвесторов Усс ездит в Берлин, по крайней мере, такие цели пишут в пресс-релизах. Но что произошло на самом деле?..

Хёпфнер сообщает в письме: «Несмотря на все мои усилия и стремления к осуществлению данного проекта на протяжении трех лет, я не нашел поддержки со стороны государственных органов власти. К моему глубокому сожалению, мои неоднократные обращения к губернатору Красноярского края г-ну А.В. Уссу, как в письменном виде так и в устном, остались без внимания, нарушая существующий регламент».

Краевая власть заявляла, что ей очень интересен проект – Канску нужен комплекс: «Региональное министерство лесного хозяйства подтвердило, что концепция уникальна и будет способствовать модернизации деревообрабатывающей отрасли в регионе. Кроме того, он будет служить примером для других компаний, чтобы расширить цепочку создания стоимости, повысить качество продукции и увеличить импортную способность отрасли. В этом смысле она соответствует экономико-политическим целям Российской Федерации. Другие преимущества для региона включают: Рациональное и всестороннее использование лесной древесины, — использование энергосберегающих технологий, — появление новых рабочих мест в регионе».

Однако за этой моральной поддержкой скрывался и личный интерес отдельных руководителей.

Мы поинтересовались, имела ли место коррупционная составляющая. Бизнесмен рассказал, что к нему подсылали «гонца» из министерства лесного хозяйства Красноярского края с посланием, что для «придания ускорения» проекту нужно «откатить» миллионы рублей. Инвестор был в шоке: сам проект оценивается в 650 млн. руб. и отдавать «на лапу» внушительную сумму инвестор отказался.

Виталий Хёпфнер собирается в ближайшее обратиться в суд для взыскания с правительства Красноярского края своих издержек 26 млн руб., которые он понес, соблюдая закон, выполняя навязанные чиновниками процедуры. Основание – бездействие государственных органов власти и ст.5. п.2 160-й ФЗ «Об иностранных инвестициях РФ».

Хёпфнер рассказал, что на бумаге власть за инвесторов и даже можно стать свидетелем бурной деятельности, совещаний, решений, указаний, команд. По факту все это топтание на месте и бесконечное хождение по кабинетам. Еще при губернаторе Хлопонине был принят закон № 13-2278 «О государственном стимулировании инвестиционной деятельности», гарантирующий снижение налогов, дешевые кредиты, госгарантии и массу преференций для иностранцев. На деле одни препоны, затягивание согласований, бюрократия, коррупция и бездействие.

Мы перевели с немецкого языка описание проекта.

«Г-н Хепфнер – исполнительный директор Vitmar GmbH, который занимается продажей древесных гранул в Германии с 2011 г. хорошо знает отрасль в Германии и хочет использовать уникальную инновационную технологию в Канске, планирует построить там производственный завод. Концепция является инновационной и уникальной с точки зрения длинной цепочки создания стоимости: от закупок сырья до производства в России до самостоятельного сбыта в Германии и соседних европейских государствах. Поскольку это способствует росту и модернизации российской лесопромышленности, в распоряжении компании имеются широкие возможности финансирования.

Деятельность предприятия заключается в переработке отходов российской лесоперерабатывающей промышленности и производстве древесных гранул. Планируемая годовая производительность составляет около 300000 м3».

Производственный процесс предполагал переработку отходов лесопромышленности, а также собственную заготовку и экспорт древесины в Европу. От обширной межотраслевой синергии должны были выиграть все.

А вот реальные этапы реализации инвестпроекта. Мы приведем в статье несколько документов, чтоб читатель мог убедиться, что сам инвестор не сидел, сложа руки все это время.

2016 г. Инвестор с местными властями определяет место для будущего завода.

2017 г. Инвестор обращается в Минлесхоз края. Просит признать проект приоритетным и найти участок леса. В министерство направляется заявка. В министерстве сообщают, что свободных участков с лесом в 2017 г. нет.

Администрация Канска подписывает первые документы о схеме участка под предприятие на кадастровом плане города.

Под эгидой краевого правительства проходят рабочие совещания по реализации инвестпроектов. Со стороны чиновников процесс идет. Вот скан протокола правительственного совещания от июля 2018 г., где даны поручения для «ускоренного» продвижения инвестпроекта. Инвестора на бумаге поддерживают министерства и ведомства. Администрации Канска рекомендовано, наконец-то, найти земельные участки под комплекс.

Краевой «Центр социально-экономического мониторинга и инвестиционной деятельности» заключает с инвестором соглашение о сопровождении инвестпроекта. Власть берется консультировать и организовывать работу инвестора, чтоб побыстрее запустить проект.

В распоряжении нашей редакции еще десятки документов, предоставленных инвестором, которые подтверждают, что бизнесмен из Германии реально пытался пройти все круги бюрократического ада Канска и правительства Красноярского края. Наконец, сейчас его терпение лопнула. Издержки растут и уже измеряются десятками миллионов. А продвижения проекта — ноль.

Никакой реализации инвестпроекта нет, все стоит, четвертый год продолжается бумажная работа и разговоры в кабинетах. Инвестор отчаялся пройти эпопею с заявками и согласованиями. Теперь думает только о суде, взыскании убытков и поиске другого региона для инвестиций.

 
16:00
9

Не забудьте поделиться с друзьями →

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...